Научно-экспертный центр
института биологии развития
Российской академии наук


Тверская область


Институт устойчивого развития Тверской области - создан на базе Экологического центра Тверского государственного университета

Руководитель - Сорокин Александр Сергеевич, к.б.н.

Телефон: (4822) 77-84-24
E-mail: ecology@tversu.ru

Роль природной уникальности в устойчивом развитии региона (на примере Тверской области)

Временное улучшение состояния окружающей среды по причине экономического кризиса никого не должно вводить в заблуждение: наметившийся экономический рост при нынешнем состоянии производственных технологий грозит настоящей экологической катастрофой. Если только не сменить традиционного направления этого роста...

Роль природной уникальности в устойчивом развитии региона (на примере Тверской области)

    Временное улучшение состояния окружающей среды по причине экономического кризиса никого не должно вводить в заблуждение: наметившийся экономический рост при нынешнем состоянии производственных технологий грозит настоящей экологической катастрофой. Если только не сменить традиционного направления этого роста.
    Располагаясь на вершине Главного водораздела Русской равнины, давая начало великой Волге, Западной Двине, Днепру и Неве, являясь основным источником водоснабжения Москвы, Тверская область по мере хозяйственного освоения природных ресурсов превращается из естественного донора питьевой воды в поставщика сточных вод. Временное улучшение состояния окружающей среды по причине экономического кризиса никого не должно вводить в заблуждение: если только не сменить традиционное направление этого роста - наметившийся экономический рост при нынешнем состоянии производственных технологий грозит настоящей экологической катастрофой.
    Не надо быть экономистом и экологом, чтобы понять простую истину: истоки рек нужно тщательно охранять. Тверская область – родина великих рек. Однако от знания до убеждения и нормы поведения еще далеко. Примером тому является судьба федеральной целевой программы «Возрождение Волги». В начале 90-х годов, когда эта программа только стала разрабатываться по инициативе Экологического парламента Волжского бассейна и Северного Каспия, было очевидно, что Волгу надо возрождать с истоков. Кроме собственного здравого смысла, учитывался положительный пример западноевропейских стран, «вскладчину» успешно возрождавших Рейн, вкладывая средства в Швейцарию, в охрану истоков. К сожалению, когда Волжская программа получила федеральный статус и финансирование, решающую роль при распределении средств стало играть то обстоятельство, что дирекция программы расположилась в Нижнем Новгороде. Не оправдало тверских надежд на приоритетное отношение к истокам и подписанное тогда же большинством субъектов РФ бассейна Волги «Волжское бассейновое соглашение». Декларативные обязательства «охранять и не загрязнять» не были подкреплены соответствующим экономическим механизмом. А ведь принципы «загрязнитель платит» и «потребитель платит» закреплены в действующем природоохранном законодательстве. Согласно этим принципам Москва должна платить Твери за воду (на воспроизводство водных ресурсов), а Тверь платить Москве за загрязнение поставляемой воды. На деле субъекты РФ и платят сами себе (с некоторых пор через федеральный бюджет, откуда возвращается малая доля средств) и штрафуют сами себя независимо от места воспроизводства и загрязнения водных ресурсов, что не стимулирует бережное к ним отношение. То же самое можно сказать и про воспроизводство и загрязнение атмосферного воздуха. Например, владельцы транзитного транспорта, в основном москвичи и питерцы, не несут никакой ответственности за загрязнение окружающей среды в Тверской области.
    В результате не хватает средств на природоохранные мероприятия. Зато вырубаются тверские леса, продолжается строительство уже 4-ого энергоблока Калининской АЭС, платной автомобильной и скоростной железнодорожной магистралей Москва – С. Петербург! Об этих проектах и положительных заключениях государственной экологической экспертизы тверские экологи узнают из газетных сообщений.
    Обратимся к другим аргументам необходимости сохранения тверской природы. Международным сообществом признано и никем не отрицается необходимость сохранения биологического разнообразия как основы экологического равновесия. Российский евразиатский природный массив – самый большой в мире стабилизатор биосферы, препятствующий глобальному экологическому кризису. Однако стабилизирующие функции срабатываю только в том случае, если в естественном состоянии сохраняется не менее 50% экосистем. Рядом с огромной Московской агломерацией, да еще и с наветренной стороны, должны сохраняться все 100% экосистем, т.е. вся Тверская область должна стать ООПТ. О том же говорит и природно-зональное разнообразие тверской природы: от средней тайги на северо-востоке области до южной тайги в центре и широколиственных лесов на юго-западе с фрагментами остепненных лугов, массивами верховых болот, большими и малыми реками и озерами.
    Соответствует экосистемному и популяционно-видовое биоразнообразие тверской природы: занесенные в Красную книгу РФ беркут и орлан-белохвост, скопа (водяной орел) и черный аист, хариус и подкаменщик, водяной орех, редчайшие северные орхидеи и многое другое.
    Остается представить, как Тверская область превращается в один из центров сохранения биоразнообразия мирового значения при поддержке нашего государства и мирового сообщества. Жаль, что никто из вышеназванных субъектов к этому не готов.
    Прибыльным природоохранным предприятием может быть национальный парк и примеров тому во всем мире предостаточно. Доходы от туризма намного превышают доходы от торговли нефтью. Природные достопримечательности и их хорошая транспортная доступность – объективные предпосылки для развития доходного экологического туризма при безусловном сохранении водоохранного и научного значения тверской природы. Идея создания Селигерского и других тверских национальных парков на уровне многочисленных проектов и предложений возникла и пробивается в жизнь с дореволюционных времен, но не может этого сделать до наших дней. Почему-то соседи-новгородцы на границе с Тверской областью создали Валдайский национальный парк, а соседи-смоляне опять же на границе с нами создали национальный парк «Смоленское Поозерье». И это при том, что почти вся Валдайская возвышенность располагается именно в Тверской области и именно тверскому поозерью смоляне могут только позавидовать. Зато тверская земля на наших глазах покрывается мозаикой частных парков, каковыми, по сути, являются обширные землевладения на берегах тверских рек и озер.
    Приватизации прибрежных водоохранных экосистем в некоторой степени препятствуют особо охраняемые природные территории. В 2007 году исполнилось 75 лет Центрально-Лесному государственному природному биосферному заповеднику. Начиная с 60-х и в основном в начале 90-х годов прошлого века в области образовано более тысячи государственных природных заказников и памятников природы. Особо охраняемые природные территории занимают около 14 % площади Тверской области и в перспективе могли бы образовать ее экологический каркас. По мере возможностей специалистов по сохранению биоразнообразия ведется Красная книга Тверской области.
    Однако в планах и действиях тверских властей всех уровней задача сохранения средообразующих функций природных экосистем остается третьестепенной, либо отсутствует вовсе. Зато усиливается эксплуатация природных, в первую очередь, лесных ресурсов. Развиваются загрязняющие окружающую среду производства. «Экологический зонтик» Москвы утрачивает защитные функции.
    Необходимо признать, что в сложившихся обстоятельствах природная уникальность и средообразующее значение региона не играют заметной роли в формировании экологической политики. Все субъекты РФ в той или иной степени несут ответственность за состояние окружающей среды у своих соседей, но рассчитывать на сознательное и добровольное самоограничение эксплуатации и загрязнения природы в ущерб социально-экономическому развитию «своего» региона ради «чужого» не приходится. Взаимоотношения регионов в этой сфере должны регулироваться федеральным законодательством для всех регионов без исключения и особо – для тех из них, которые имеют выдающееся природоохранное и средообразующее значение.

А.С. Сорокин
Профессор Тверского государственного университета

01.09.2017
22.08.2017
01.06.2017
29.05.2017


© Институт Устойчивого развития 2009  
Разработка сайта: IntraSoft, 2009